Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:12 

Дом Стали: Прелюдия к революции. (отрывок №4, заключительный)

Girhasha
Denn du bist, was du isst.


Girhasha, Des-Azar.
Промежуточный отыгрыш между прошедшей и еще не начавшейся частью Мира Цвета Ночи. Полностью посвящен стальным.
Это четвертый и последний отрывок, отыгрыш закончен. С названием, как обычно, проблемы. Идеальный заголовок про "Бога из машины" уже сперла какая-то никому не известная компьютерная игрушка (слушай саундтрек, кстати, username). А идеальное пафосное название "Потерянный рай" уже использовал какой-то дилетант по фамилии Мильтон (хотя каждому школьнику известно, что это название он украл у группы "Ария"). Таким образом, оставалось только классическое для нас название "Случай в Сети"... короче, названия нет. Есть идентификатор.

Часть четвертая (заключительная), часть третья, часть вторая, первая часть.


Маска снова была в Сети, Джейс снова вел. Если не обращать внимания на надоедливых конвоиров, что по-прежнему торчали у него за спиной, то ничего как будто не изменилось.
- Нужно проверить один узел тут, неподалеку. Я сброшу тебе координаты.
- Принимаю, - немедленно отозвалась девушка, - Буду на месте через пару секунд.
Техник откинулся в кресле, наблюдая за тем, как движется по эк рану мерцающая голубая точка: Маска. Ее сознание, оплетенное невесомым коконом информации, сейчас стремительно движется в заданном направлении. Как она чувствует себя там? Как птица? Как легкая бабочка?..
- Любопытно узнать: на что это похоже?
Джейс вздрогнул и обернулся. Мэймон. Ну конечно, кому еще мог принадлежать это невозмутимый, почти механический голос. И каким образом этот чурбан умудряется угадывать мысли?
- Что, капитан, мечтаете полежать в нашем коннекторе? – спросил техник, не скрывая неприязни.
Но Мэймон пропустил его агрессию мимо ушей:
- Не думаю, - невозмутимо отозвался он, - Я не хочу подключаться к Сети, мне просто интересно, что ощущаете вы, когда бываете там.
«Ему _интересно_, ну надо же. Так я и поверил, что этому бесчувственному болвану и вправду есть до нас дело».
- Если хотите узнать, лучше спросите Маску… Каору. Если она ответит вам, конечно.
Мэймон покачал головой:
- Вы и сами знаете, Джейс: мисс Кин не слишком охотно идет на контакт. Ей, точно так же, как и вам, тягостно ощущать наше постоянное присутствие рядом. К сожалению, здесь я ничего не могу поделать. Могу лишь заверить, что нам не придется досаждать вам постоянно.
- Вы чрезвычайно нас обяжете, если перестанете крутиться рядом и мешать работе отдела, - Джейс скривился, - Разумеется, прежде всего я волнуюсь не за себя, а за нее.
На лице Мэймона появилась вежливая улыбка:
- Неплохой выпад, Джейс: вы ведь только что повторили мои собственные слова, не так ли? Однако, вам прекрасно известно, что все, что мы здесь делаем, направлено прежде всего на то, чтобы защитить мисс Кин. И вас тоже.
- Нам не нужна защита.
- Вы так считаете?
Джейс крутанулся на стуле, с негодованием уставившись на Мэймона:
- Послушайте, мистер агент. Каору Кин – единственный носитель Чип-2 во всем Доме. Она обладает силой, доступной одному только Домену, да еще может быть, тому самому легендарному психопату, Никону Мерсеру. Кто, по-вашему, сможет достать ее в Сети? И кого из тех, кто действительно _может_, вы собираетесь подстрелить с помощью ваших жалких пистолетиков?.. Ей не нужна защита, ей нужна свобода и Сеть.
Мэймон не ответил, задумчиво глядя на мониторы перед собой. Когда спустя несколько минут он все-таки заговорил, его голос звучал все также невозмутимо и безразлично:
- Не думаю, что Каору Кин действительно нужна Сеть. Не думаю, что она вообще нужна кому-либо из нас.
- Простите?.. – Джейс изумленно посмотрел на капитана, - Вы только что сказали…
- Да, вы не ослышались, - Мэймон спокойно посмотрел на него, - Я считаю, что Стали не нужна Сеть. По крайней мере, не в том виде, в котором она существует сейчас. Когда-то система была необходима, но теперь, когда она выполнила свою роль, она больше не нужна.
- Постойте, но как же обучение? Как же сбор данных? Все, что мы накопили за эти годы? – Джейс нервно рассмеялся, - Как можно просто так, запросто, взять и отказаться от нее?.. Как вы представляете это себе, Мэймон? Просто взять и отключить?
- Согласен, я высказываюсь с позиции дилетанта. И все же, я не откажусь от своего мнения: Сталь может обойтись без Сети. Когда-то Единение спасло нас, сделало нас теми, кем мы являемся. Но во что оно превратилось теперь? В угрозу, - Мэймон невозмутимо припечатывал каждое слово, - В Сети благоденствуют те, кто не нашел себе места в нормальном обществе. Это среда, где рождаются опасные психопаты, вроде Никона Мерсера. Здесь могут существовать паразиты, способные убивать людей. Я нахожу все меньше оснований, чтобы доверять Сети. А вы, Джейс?..
Несколько секунд они пристально изучали друг друга, а потом молодой человек недовольно хмыкнул и повернулся к своим мониторам.


«Послушай, я разговаривал с этим придурком, Мэймоном. С тем самым парнем, который руководит твоим конвоем», - он быстро шептал ей на ухо, вкладывая в ладонь девушки горячий пластиковый стаканчик. Похоже на тайное свидание у кофейного автомата.
Джейс так волнуется.
«Он сказал, что все это скоро закончится! Слежку скоро снимут, и они отстанут от тебя. Ты слышишь?.. Все скоро закончится!».
Каору растерянно улыбнулась и пробормотала несколько слов благодарности. Джейс и вправду слишком беспокоится за нее. Но что ей до того? Он заботится о ней и, возможно, даже любит, но тоже не понимает, как и все остальные. Милый, добрый Джейс! Ты просто не можешь разделить этого одиночества, ты _не знаешь_ его.
А вот Шоггот, эта безмолвная, жуткая тварь в ее снах, _знает_.
- Это снова ты? И мы снова будем играть в твои игры?
Ответ утвердительный.
Черный, холодный коридор. Ледяные плиты под ее ногами и промозглое, неизбывное, воющее одиночество. Снова убегать?.. Но она так устала.
- Ты извини, - девушка медленно сползла на пол, прислоняясь спиной к стене, - Я не хочу больше бегать. Можешь пугать меня, сколько вздумается, можешь даже сожрать меня. Нет никакой разницы…
Она сидит на полу, слыша, как гигантская черная тварь зловеще копошится в темноте. Он не приближается, но и не уходит. Он словно дышит там, в глубине своего логова, словно дожидается… но чего?
Голос возник совсем рядом:
- Ты не должна здесь находиться.
- Кто тут? – она вскинула голову, пытаясь отыскать источник голоса. Живого человеческого голоса! Здесь, впервые в этом месте.
Он говорит:
- Дай мне руку.
Робкое касание ее пальцев. Едва слышный аромат персика и влажных лепестков.
- Пойдем.
Каору по-прежнему не видит, но следует за своим проводником уверенно, легко.
«Я узнаю его голос. Так значит, он не умер. Не умер!..»
Ее запахи обретают плоть. Она пахнет цветами и солнцем. И еще собой.
- Ты не должна находиться здесь, - его рука крепче сжимает ее маленькую ладонь.
- Но я не могу найти выход.
- Ты можешь найти выход, - уверенно говорит он, - Это Сеть.
Это Сеть. Так, будто эти слова все объясняют.
Она нерешительно смотрит в его сторону, хотя по-прежнему ничего не видит:
- Помоги мне.
И спокойный ответ:
- Пойдем со мной.


Тревожный сигнал дребезжит на одной и той же мерзкой, повторяющейся ноте.
- Выключите его, - в голосе Мэймона по-прежнему нет эмоций. Все то же непроницаемое, холодное лицо. Только едва заметно, нервно бьется жилка на виске.
- Она снова выходит из квартиры. Пошлите людей навстречу.
- Уже сделано, капитан. Ждем ответа.
- Почему не горят мониторы? Где изображение с камер?
Подрагивает надоедливая жилка, сирена выплевывает еще несколько истеричных воплей и умолкает. Мэймон тянет руку к виску, но на полпути останавливается.
- Изображения нет, капитан. У нас сбой системы, пытаемся починить.
- Возьмите ситуацию под контроль. Кто сейчас находится в здании?
- Роузвелл, сэр.
- Роузвелл, ответьте, что там происходит?
Рация отвечает резким шипением, за помехами едва улавливается голос:
- Слышали, как открылась дверь, капитан. Но девушку пока не видим, очень темно. Какая-то ерунда с электричеством…
Люди, сидящие у потухших мониторов, тревожно переглядываются. Мэймон решительно нажимает кнопку на рации:
- Опишите ситуацию, мы сейчас вышлем техников.
- Не могу понять, капитан. Что-то странное… ничего не… мне кажется…
Помехи усиливаются.
- Плохо слышу вас, Роузвелл. Повторите, что там с девушкой.
- Я слышу… пока…
- Роузвелл, повторите.
Рация заходится треском, сквозь которой едва пробивается человеческая речь.
- Вижу ее. И еще…
Мэймон нажимает на кнопку снова и снова, но рация только беспомощно захлебывается помехами. Жилка на виске бьется, как маленький, туго натянутый барабанчик. Мэймон едва заметно хмурится:
- Вы трое, за мной. Нужно посмотреть, что там происходит.
Темный подъезд встречает их сотней хищных глаз. Мрак подслеповато щурится, разглядывая их, обнюхивая, примериваясь к ним. Трудно отогнать это впечатление – следящих, голодных глаз, но Мэймон раз за разом заставляет себя не думать о темноте вокруг себя.
Тут что-то сгущается, тут что-то _есть_.
- Кто-нибудь уже добрался до щитка? Нам нужен свет.
- С минуту на минуту, сэр.
- Поторопитесь.
Впрочем, свет уже не нужен. Они видят девушку.
Каору Кин, босая, в одной лишь сорочке, стоит на верхнем пролете лестницы и крепко держит за руку лейтенанта Роузвелла. Он что-то тихо нашептывает ей на ухо.
- Роузвелл, что с ней? Она пришла в себя?
Мэймон делает осторожный шаг и поднимается вверх на одну ступеньку. Слишком темно, он не может увидеть, что происходит с девушкой, в сознании ли она.
- Роузвелл, что у вас там происходит?
- Осторожнее, капитан. Отойдите в сторону, или мне придется заставить вас отойти.
Голос не принадлежит Роузвеллу, но Мэймону отчетливо видится, как двигаются в темноте губы лейтенанта.
- Кто ты? Отпусти девушку, и мы поговорим.
- Очень самонадеянно, капитан. Но я вынужден повторить мое предупреждение: отойдите.
Голос холодный, почти механический. Он чем-то неуловимо напоминает голос самого Мэймона. И главное… этот голос ему знаком.
Мэймон поднимает пистолет:
- От имени Службы безопасности Дома Стали приказываю: отпусти девушку. Отойди на два шага и подними руки.
Губы Роузвелла складываются в усмешку.
- Не думаю, что ты можешь мне приказывать. Насколько я знаю, Трибунал не снимал меня с должности: дань уважения погибшему герою, знаешь ли. Так что, полагаю, я тоже капитан.
Тихий смешок, а после жесткий приказ, отдающийся глубоко в висках:
- В последний раз, Мэймон: в сторону.
- На счет три я стреляю! Раз…
- Идиот.
Темнота за спиной Роузвелла вскрывается сотней алчущих глаз, сотней липких, отдающих гудроном щупалец. Мэймон успевает сделать один выстрел в темноту, но последнее, что он замечает, это все та же _чужая_, насмешливая гримаса на лице Роузвелла. И беспечная, отрешенная улыбка на нежных губах Каору Кин.


- Я думала, что ты умер. Прости, Анхель…
- Простить за что?
- Я поверила. И даже не попыталась найти тебя.
Она не видит, но чувствует его улыбку:
- Тебе не за что извиняться, Каору. Ты бы все равно меня не нашла, - его рука нежно сжимает ее ладонь, и Каору безмолвно отвечает ему ласковым касанием своих ароматов.
- Так где ты был?
- Древо отвергло меня, мозг потерял связь с Сетью и я отключился. Тело осталось там, а сознание переместилось в Сеть.
- Значит, это действительно возможно.
- Возможно. Я был здесь все это время, но мое тело по-прежнему в больнице. Они считают, что я в коме. Держат меня, как растение, на аппарате.
- Как жаль, что ты не связался со мной раньше. Мне было так одиноко, Анхель. Я думала, что я последняя из спрутов… последняя из нас…
- Ты не последняя.
Она ощущает легкое прикосновение на собственном плече, а потом мужчина нежно, властно сжимает ее своих объятиях. Каору по-прежнему слепа, но вряд ли замечает это: Анхель рядом и глаза не нужны. О, Цифра, как же хорошо… совсем как раньше.
- Ты не последняя. Скорее уж, одна из первых.
- Надеюсь, что это не так. Не хочу, чтобы были другие. Все должно закончиться на нас.
Он вдыхает запах ее волос. Да, это она. Такая же, как наяву, даже еще лучше. Окруженная бесплотным шлейфом своих ароматов, такая же живая, как и была.
- Они выпустили чертика из коробочки и теперь вряд ли смогут загнать его назад. За нами будут и другие, - Анхель медленно перебирает слова, рассеянно гладит ее волосы, - У тебя в голове последний экспериментальный чип: как только он исчезнет, программа будет закрыта. Но рано или поздно о ней вспомнят, и тогда…
Несколько мгновений они молчат и Каору тихо, тревожно прислушивается к его дыханию.
- Что будет со мной, когда чип исчезнет?
- Маска перестанет существовать, но Каору Кин останется. Все вернется на свои места.
- А ты? Шоггот? Он исчезнет, но ты останешься?
- Мы оба исчезнем: больше не будет бесчувственной машины по имени Анхель Янг и его сумасшедшего отражения. Останется только Шоггот.


Больница одной стеной прилегала к мерцающей мембране купола. Она не случайно находилась у самой границы сектора стальных. Персонал и сами подопечные считали больницу своего рода вратами в Дом Стали, входной точкой в Сеть. Здесь, у внешнего радиуса купола, новому гражданину Стали вживляли в голову чип, который включит его в великое Единение, превратив его разум в одну из ячеек Сети. Здесь же этого чипа и лишали - в том случае, если кто-то заслужил изгнание или больше не захотел быть частью целого. Это низкое, и даже небольшое (по сравнению с высотками Сити и Сот) место, было окутано мистическим ореолом, для многих, кто лежал в его стенах, оно казалось почти что священным.
Внутри больницы располагались палаты, в которых новоявленные стальные осваивались после операции. И хотя операция за время существования Дома была отточена до совершенства, врачам все еще нужно было несколько дней, чтобы пронаблюдать, как организм пациента реагирует на вживление инородного предмета, исправно ли функционирует чип, верна ли информация, которой мозг и Сеть обмениваются друг с другом, и приняла ли в себя Сеть нового постояльца. Практически все осложнения возникали из-за индивидуальных особенностей пациента, и никогда из-за врачебной ошибки во время операции. Ведь чтобы связать микросхемы и человеческие нервы, требовалась точность и твердость руки, которую не мог обеспечить свободный разум. В операционных руководили не врачи из плоти и крови, и даже не роботы - свободные вассалы Стали - путь в Сеть открывали дроиды. Механизмы, не имеющие достаточной для самосознания индивидуальности; приборы, созданные для решения одной единственной задачи.
Контролировать дроида через Сеть было гораздо проще, чем обладающую собственной волей личность. Учитывая уязвимость своих неразумных слуг, а также неоценимую важность данного объекта, Трибунал постарался как можно надежнее оградить его от возможной опасности. Здесь установили самую современную программу, призванную защитить узел от вторжения из Сети. Это и вправду была хорошая охранная система, рассчитанная на то, чтобы задержать и нейтрализовать даже опытного ломщика. Впрочем, недостаточно хорошая, чтобы остановить Никона Мерсера.
Мутант хорошо подготовил вторжение. Он действовал осторожно и планировал свои действия заранее. Паутина, сплетенная им, ткалась в течении нескольких месяцев, но, в конце-концов, она свернулась в тугой кокон, включавший в себя сотни, тысячи серверов и узлов. Нужно лишь потянуть за ниточку.
А сигнал подаст Янг, когда поднимет тревогу и заставит взор Трибунала обратиться к себе. Помимо него, будет еще несколько подставных лиц, несколько фальшивых угроз и ложных улик, ведущих, в том числе, к таким же клиникам, как и эта. Он заварит славную кашу и запутает Домена и его ищеек настолько, что им потребуется значительное время, чтобы определить местоположение истинной угрозы. А к тому времени дело будет сделано.
В то самое время, пока Мерсер обозревал свою паутину, по магистралям Сети к нему уже стремились две сияющих точки: Анхель взял девчонку и, согласно плану, вел ее в заданный узел. Сложность заключалась в том, что ему нужно было доставить в первую очередь _тело_ девушки. Для Янга, запертого в Сети, это задача отнюдь не являлась тривиальной.
В первую очередь, киборгу нужно было временное тело: ведь в материальном мире девушка была слепа и практически беззащитна, ей нужен был проводник и поводырь. Именно для этой цели Анхель подчинил себе одного из эсбешников, некоего лейтенанта по фамилии Роузвелл. Сейчас Каору Кин находилась в машине агента и несчастный парень, подчиняясь приказу из Сети, вдавливал педаль газа в пол, чтобы как можно быстрее доставить бесценную пассажирку по назначению. Янг-Шоггот был рядом, в Сети, невидимый взгляду обывателя, но смертельно опасный и готовый к любому нападению.
Вторая сложность заключалась в том, чтобы Каору Кин _не сопротивлялась_ собственному похищению. И если с материальной оболочкой в данном случае все было довольно просто – девушка была настолько слаба, что схватить и затолкать ее в машину под силу было бы даже подростку, то сознание Каору и ее сетевой аватар, Маска, могли представлять реальную угрозу. Даже если тело Каору будет на время нейтрализовано, Маска все равно попробует сопротивляться нападению, но уже через Сеть. К счастью, наивная дурочка испытывала к Анхелю Янгу вполне определенные чувства, да и сам Янг, видимо, не оставался в стороне. Они смогли договориться, и Янг-Шоггот, этот уродливый монстр, просто взял ее за руку и повел за собой. Как, черт побери, трогательно…
Агенты преследовали их, но пока что без особых успехов. Янг контролировал погоню и направлял машину Роузвелла по нужному маршруту. Мерсер не вмешивался, но зорко следил за тем, чтобы в игру раньше времени не вмешался главный козырь стальных – Домен.
- Семнадцать минут и двадцать четыре секунды. Я ждал тебя на две минуты раньше.
- Времени еще достаточно.
Янг, окруженный шевелящейся, растекающейся массой Шоггота, вошел в узел, ведя за руку Каору. Девушка шла с закрытыми глазами.
Где-то в другом мире, совсем неподалеку, стеклянные двери больницы распахнул лейтенант Роузвелл, бережно придерживая за плечи Каору Кин. Их уже ждали: от стены отделился безмолвный дроид и заскользил вглубь коридора, на шаг впереди Роузвелла.
- Анхель, где мы? Кто это?..
- Почему ты не разрешил ей открыть глаза? – поинтересовался Мерсер, с любопытством разглядывая Янга, девушку и ее маленькую руку в уродливой ладони существа.
- Ей не нужно открывать глаза, - негромко проговорил киборг, - Она слепа.
- Я так не думаю.
- Делай то, что должен. Плохое время, чтобы болтать.
- Я знаю тебя, - Каору нахмурилась, - Я знаю этот голос.
- Да, мы встречались. Меня зовут Никон Мерсер, - голос раздавался в Сети, пробиваясь сквозь ватную темноту сырого подземелья. А тем временем в другом мире дроид, словно паук, опутывающий свою жертву паутиной, ловко пристегивал ремнями к кушетке хрупкое тело девушки, куда ее бережно уложил Роузвелл. Над кушеткой, словно божество или чудовище, громоздился другой механизм. Он виноградной гроздью со множеством лоз рос прямо из потолка.
- И меня раздражает весь этот пафос и мистика, что нагнал ваш спутник, - добавил Мерсер.
Вслед за его словами Сеть вспыхнула ярким светом, он лился отовсюду, заполняя и высвечивая все трещины в том логове, что сплел тут Шоггот. Сам монстр сжался от прикосновения света, его тело начало извиваться и бурлить.
- Вот как, - без особого удивления проговорила Каору, все еще не открывая глаз, - Значит, ты все-таки пошел на сговор с этим монстром.
- Он предложил то, чего не мог дать Домен, - глухо отозвался Янг, - И, пожалуй, тебе действительно стоит открыть глаза.
- Что я увижу?..
Киборг отпустил ее руку и отступил на шаг:
- Смотри.
На мгновение перед тем, как ее ресницы вздрогнули, ароматы вокруг девушки смешались в взволнованный вихрь. Запах грозы, кислый запах железа, приторный аромат какого-то ночного цветка. Он сомневалась, и сейчас все ее мысли можно было прочесть в этих бесконечно меняющихся запахах. Янг наблюдал за этой метаморфозой с мрачным, обреченным ожиданием. Мерсер – с равнодушной улыбкой.
Наконец, ее глаза открылись и встретились с сумрачными глазами Янга. Он не дрогнул, однако Шоггот под пристальным взглядом Каору сжался еще больше, обвиваясь вокруг ног своего хозяина, словно трусливая собачонка.
Наконец, она заговорила:
- Думаешь, меня бы испугало это зрелище? Я видела этого монстра тысячу раз. И да, твой новый приятель прав: в нем нет ничего кроме пафоса и мистики. Не так уж трудно разглядеть за этой безобразной оболочкой _тебя_, - она не отводила взгляда от лица Янга, - Знаешь, Анхель, я бы без колебаний отдала тебе чип. Тебе он нужнее, чем мне. Однако, это было до того, как я узнала, что ты работаешь на этого ублюдка. Почему, Анхель? Даже если его он предложил тебе что-то особенно… это ведь Мерсер, черт возьми! Как же Фантом, как же Птица?.. Ведь это он убил их!
Киборг покачал головой:
- С тем же успехом можно сказать, что их убил Домен.
- Ты забыл, что Домен сделал для тебя?..
- Перестань, Каору. Мне нет дела ни до Домена, ни до Мерсера. Пока меня заботит только одна вещь: я хочу выжить. А что будет потом… я еще не решил, - он поднял на нее взгляд почти с осторожностью, - Ты права: этот чип мне нужнее, чем тебе. Ты всегда была цельной, Каору. А я… я был человеком наполовину. Без чипа и без Сети я исчезну. Отдай мне чип, избавься от Сети, и сможешь жить, как нормальный человек. Как всегда хотела. Может быть, к тебе даже вернется зрение…
- Как нормальный человек? - резко оборвала она, в голосе девушки явно сквозила горечь и обида, - По-твоему, именно этого я хотела?..
- Послушай меня...
Киборг попробовал возразить, но его больше не слушали. В мгновение ока обида сменилась гневом, в глазах Каору зажглись огоньки, ароматы вокруг нее обожгли острой и яростью:
- Не думай, что я просто сдамся вам в руки.
Неожиданно затхлый воздух подвала наполнился терпкими и острыми запахами - угроза, борьба, порыв, - а электронный аватар слепой девушки подернулся дымкой, она превратилась в сосредоточение цветных шлейфов запахов и эмоций, осталось лишь лицо, оно покрылось белой коркой и застыло в неестественно отрешенном выражении.
Маска оттолкнула бурлящего монстра, придавила его тяжелым запахом едких химикалий. Разом все шлейфы-ароматы потянулись к разным концам комнаты-узла, они шарили в поисках выхода - и третьего участника сцены. Поймать и разделаться, отомстить за всех.
- Довольно. Я это предвидел, - произнес голос. И свет, до того озарявший узел, стал ярче, он стал проникать сквозь предметы и стены, пронизывать всех, кто находился внутри. Стало так светло, что глаза перестали различать пространство вокруг. Пропали краски и даже контуры предметов. Пропали ароматы Маски, пропали щупальца Шоггота - нечем ухватиться и нечего менять в этом мире Цифры… нет, уже не Цифры. Сети.
- Это и есть суть, - раздался голос Мерсера, - Но ни один из вас, конечно, не в состоянии ни увидеть ее, ни понять. Это не адаптация, к которой привыкли вы. Это настоящая Сеть. Но чтобы мои разъяснения звучали нагляднее, давайте добавим так любимую вами Цифру.
На белом полотнище стали поступать символы, миллиарды и миллиарды символов, бегущих с бешеной скоростью, так, что нельзя разглядеть и отличить один от другого.
- Вон тот участок кода, - проговорил Мерсер, - это твоя драгоценная Маска, ее мысли, ее поступки. А вон там ты. И знаешь, вы почти ничем не отличаетесь друг от друга. За исключением, быть может, лишь нескольких переменных. Так что хватит скулить о собственной неполноценности.
А потом свет погас, и на мгновение и Шоггот, и Маска ощутили себя одинаково слепыми. Их восприятие Сети медленно возвращалось к привычным ориентирам. И первое, что они увидели, был Мерсер: все тот же маленький, тщедушный человечек с жестким лицом и умными, блестящими глазами.
- А теперь приступим к операции, - деловито произнес он, - У нас осталось слишком мало времени. Служба безопасности близко.
Дроиды уже опутали тело Каору Кин проводами, один из них ловко сбрил маленький квадратик волос у нее на затылке: всего несколько прядей, ровно столько, сколько потребуется хирургу-автомату, чтобы извлечь чип. Она медленно погружалась в сон.
- Дело не займет больше трех или четырех минут, - прокомментировал Мерсер, - Наркоз уже действует и вы, мисс Кин, до конца операции уже не сможете очнуться и помешать нам. Когда вас отключат от Сети, тело будет без сознания. Конечно, можно напоследок попробовать залепить мне пощечину или сказать еще одну бесполезную речь. Но на вашем месте, я бы использовал последние минуты в этом мире с большей пользой.
Он замолчал и отступил в сторону, а девушка растерянно обернулась к Шогготу. Маска исчезла, и она снова стала Каору, прежней Каору, которую он помнил. Исчезли гнев и обида, она снова смотрела на него, как в прежние дни:
- Я сожалею, Анхель.
- О чем?..
- О том, что все случилось именно так. Мне кажется, если бы я раньше попробовала убедить тебя… если бы я… - она зажмурилась, - Ах, к черту все! Уже неважно, не имеет значения. Забери этот проклятый чип и используй его так, как считаешь нужным.
- Каору…
- Замолчи. Если это единственный для тебя способ почувствовать себя _целым_ - пусть будет так.
Она сделала несколько шагов и без страха прижалась к черной, искореженной груди монстра.
- Но я все равно верю, что есть что-то большее, чем код. Есть что-то, чего не видит даже Никон Мерсер.
Ее глаза доверчиво встретились со взглядом существа, что застыло сейчас перед ней:
- Послушай, Анхель, - лицо Каору на мгновение стало серьезным, - Он будет убеждать тебя, что все, что ты видишь можно выразить в цифре, записать на диск, стереть, уничтожить, а потом создать заново, если потребуется. Но ты не обязать думать так, как он, Анхель. Он не знает ничего, кроме своего мира. Он никогда не заглядывал _дальше_...
Она закрыла глаза и замолчала. Анхель стоял, не решаясь ни обнять, ни оттолкнуть ее. Каору должна была исчезнуть с минуты на минуту, и почему-то в этот момент он больше всего боялся, что она растворится в его руках.
Но она не растворилась, она просто пропала. Моргнула и исчезла, словно картинка на затухающем экране.
Тонкие манипуляторы дроида бережно держали микроскопическую кремниевую плату, последний образец экспериментального Чип-2. Еще один манипулятор уже трудился над крошечной ранкой в голове девушки. Лишенная чипа, Каору Кин мгновенно исчезла из Сети и с радаров агентов СБС.


Сердце бешено колотилось. Пепельно-серое полотно дороги вилось под колесами извилистой, нечеткой тропой. Джейсу требовалось вся его сила воли, чтобы держать автомобиль ровно и не вылететь со скоростной трассы, ведущей из Сот к окраине купола. Страх застилал глаза. И от того, что он ничего не знал, не становилось легче.
Ему было известно, что агенты службы безопасности упустили Каору. Ее не было в квартире - к телефону не подходили даже приставные телохранители, молчал и сотовый. Это молчание сразу же привело Джейса в ужас, из глубины души всколыхнулись страхи, о которых он раньше даже не думал. Гудки, безжизненные гудки, нет даже механически-приветливого голоса диспетчера-перехватчика Трибунала. Будто все живое было убито в просторной, специально спроектированной для слепой девушки, квартире. Но что еще хуже, сразу же после его звонка на мобильный пришло сообщение с адресом больницы на окраине стального сектора. Обратного номера не было.
После этого Джейс не колебался ни минуты. Еще выезжая из ячейки внутреннего двора, он чуть не врезался в стену, так как не мог заставить себя сбавить скорость. У него перед глазами вставали картины, о которых говорила Каору, когда изредка затрагивала прошлое их отряда. Черные щупальца, жуткий монстр, липкий и текучий, безликий и очень голодный.
Джейс мчался, выжимая педаль газа до упора. Машин на дороге почти не было. Была глубокая ночь, о чем свидетельствовал густо покрытый фантастическими звездами купол над головой.
Когда он ворвался в поликлинику по трансплантации чипов, в приемном холле скучала лишь одна медсестра за стойкой регистрации. Наверное, он показался ей всклокоченным, невнятным безумцем, но он все-таки узнал от нее номер операционного кабинета, и, не дожидаясь разрешения, побежал по коридору, разыскивая нужную дверь. Он знал, что дорога каждая секунда. Белые стены сливались с белыми одинаковыми дверьми, и Джейсу казалось, что он наверняка пропустит нужную.
В конце-концов, он отыскал кабинет, на который указала ему медсестра. Джейс решительно повернул ручку, но дверь не поддалась. Потребовалось приложить силы, чтобы открыть ее: что-то тяжелое мешало с той стороны.
Когда Джейс все-таки вошел, то первое, что он увидел, было мертвое тело одного из агентов, которые охраняли Каору. Он не успел понять, что могло тут произойти: его взгляд уже нашел лицо девушки. Бледная и какая-то опустошенная, она лежала, связанная ремнями, на операционном столе, больше похожем на кресло с высокой спинкой. Огромная гроздь дроида-хирурга замерла, прижав к телу свои многочисленные конечности, но на груди девушки восседал другой дроид. Небольшой паукообразный служка, используемый во многих областях быта, от уборки до строительства. Из его продолговатого цилиндрического тела, торчало укрепленное на тонкой спице лезвие. Когда Джейс вошел в кабинет, дроид на мгновение обернулся, и Джейс мог поклясться, что в его механических окулярах был разум, холодный и расчетливый.
Не теряя ни минуты, техник подобрал пистолет, который выпустил из пальцев мертвый агент, и выстрелил.


- Я знал, что ты попытаешься убить ее, - оскалившись, Янг обернулся к Мерсеру, - Зачем это тебе? Каору не была помехой для твоих планов.
- Лишние переменные. Они всегда усложняют задачу.
Мерсер молча разглядывал Шоггота с неопределенным выражением на лице. Янг стоял перед ним, нервно сжимая и разжимая кулаки, черные щупальца вибрировали за его спиной.
- Лишние переменные? – прохрипел он, - Что это значит?..
- Представь это, как уравнение, - спокойно пояснил Мерсер, - В нем есть две главных фигуры: я и Домен. Такое уравнение гораздо проще решить и лишние числа не стремятся запутать тебя. Но стоит запустить в уравнение пустые переменные – например, этот ваш отряд SQUID, Маску, тебя – и уравнение теряет все свое изящество и простоту. Оно обрастает ненужными данными и цифрами. Вот почему лишние числа нужно сокращать и убирать с доски. По большому счету, мне действительно было необязательно убивать Каору Кин: она свою роль уже сыграла, и теперь вряд ли будет представлять для нас интерес. Однако, я понимаю, что, оставляя ее в живых, я сохраняю бесполезную переменную, которая когда-нибудь сможет помешать мне. Вот почему я считаю твой поступок глупым и опасным: ты привел сюда эту пешку, техника. Джейс, так, кажется?.. Благодаря тебе он успел спасти девчонку. И что мы имеем теперь? Уже не одно, а целых два лишних числа.
Пока Мерсер хладнокровно излагал ему свою теорию, Янг стоял вокруг него, выдавая свой гнев тяжелым дыханием и волнением черных щупалец.
- Значит, по-твоему, я тоже «лишняя переменная»? – спросил он, когда мутант замолчал, - И почему же ты до сих пор не сократил меня, Мерсер?
- Потому что ты слишком хаотичен. Ты мешаешь не только мне, но и Домену. Ты лишнее число, но пока что ты играешь мне на руку.
- Вот как? – Янг усмехнулся, - Хорошо, давай продолжим эту игру. Или уравнение, как тебе больше нравится. Но тебе придется забыть о Каору Кин и об этом мальчишке, Джейсе. Они больше не часть твоей задачки.
- Даже если ты выкинешь их из Сети, это не уберет их из уравнения, - сказал Мерсер, и его голос не выражал ни гнева, ни возбуждения. - А пока приступим к делу. Скоро дроид доставит в больницу, к твоему бездыханному телу, чип. Когда тебе его вживят, ты снова сможешь жить. Постарайся только, чтобы тебя не поймали агенты. Я свяжусь с тобой позже. Советую использовать свободное время на то, чтобы решить, кто ты и чего хочешь.


И снова над крышами Сити вставало искусственное солнце. Тысячи оттенков пурпура окрашивали купола над их головами.
- Как ты себя чувствуешь, Каору?
Девушка поплотнее прижалась к его плечу и кивнула:
- Хорошо, голова не болит. Только очень страшно. Вдруг нас все-таки не выпустят?
Джейс решительно мотнул головой:
- Выпустят. У них нет оснований нас задерживать. К тому же он обещал, что препятствий не будет, - его рука сжала тонкую ладонь девушки, - Ну что, готова?
Каору снова кивнула.
Перед ними возвышался пропускной пункт. Массивные ворота в стене купола, неохотно впускающие посетителей внутрь города Стальных, и столь же неохотно их выпускающие. На выходе молодых людей задержали: программа опознала их, прогнав внешность через базу данных, включавшую подробную информацию обо всех подданных Дома Стали. Но после выдала тревожное предупреждение, обнаружив несоответствие в профилях. Сотрудник пропускного пункта некоторое время вглядывался в их лица:
- Еще двое без чипов, - наконец, проговорил он, - Недавно удалили?
- А мы должны отвечать на этот вопрос? – с раздражением в голосе переспросил Джейс. Унизительная процедура досмотра выводила его из себя: в конце-концов, он просто хотел выйти наружу, уйти из сектора, а не войти в него. Почему нужно проводить столь пристальную проверку?
- Думаю, что должны, - невозмутимо отозвался охранник, - В данном случае я имею право проявить бдительность.
Джейс почувствовал, как Каору робко вцепилась холодными пальцами в его руку. Почему-то, этот жест придал ему решительности:
- У вас нет никаких оснований нас задерживать, - произнес он заученную фразу, а потом добавил так, как учил его Шоггот, - У нас нет чипов, и мы официально не принадлежим к Дому. Если есть какие-то проблемы, просто переместите нас в нейтральный сектор.
Взгляд человека помрачнел:
- Вы слишком остро реагируете на простой вопрос. Могу я поинтересоваться, в чем дело?
- Не можете, - отрезал Джейс, - Я уже сказал, у вас нет оснований нас задерживать.
Охранник собирался что-то произнести, но его оборвал еще один голос:
- Спокойно. Оснований для задержания действительно нет.
Джейс со страхом и изумлением узнал в говорившем капитана Криса Мэймона.
- Вы? Здесь?..
«Дело плохо. Трибунал прислал сюда свою ищейку. Они не хотят отпускать нас!»
Не замечая того, Джейс шагнул в сторону, закрывая собой Каору. Вероятно, Мэймон заметил этот жест, а также решительные, крепко сжатые губы молодого человека. Он улыбнулся:
- Не беспокойтесь, Джейс. Я не имею права вас задерживать: вы ведь не совершили ничего предосудительного. Я лишь пришел выразить мое сожаление по поводу того, что приключилось с мисс Кин. Мне действительно жаль, что все так произошло. И жаль, что вы решили не обращаться в клинику по поводу восстановления вашего чипа. Хотя решение мисс Кин мне вполне понятно. Чего не могу сказать о вас, Джейс.
- Это мое дело, - сквозь зубы процедил молодой человек, - Я удалил свой чип, и теперь мы оба пусты. Мы больше не вассалы Дома Стали, а значит, должны уйти.
- Не должны, - возразил Мэймон, - Вы все еще можете продолжать жить на территории Дома. Хотя это будет связано с некоторыми проблемами. Но вы, как я вижу, твердо решили переместиться на нейтральную территорию. И я надеюсь, что вы осознаете всю серьезность принятого вами решения. Переступив через этот порог, вы будете официально причислены к нейтралам. За вашу защиту будут отвечать все три Дома. На деле же – ни один из них. Вы понимаете, что это означает, Джейс?
И прежде, чем техник успел ответить, Мэймон безжалостно продолжить:
- Никто не вступится за вас, никто не станет защищать вас, заботиться о том, чтобы у вас была работа, деньги, крыша над головой. В городе не слишком жалуют нейтралов. Хотя они, определенно, нужны городу: как безликая прослойка, смягчающая столкновение Домов. На нейтрала можно повесить любое спорное дело, свалить вину, и никто не станет докапываться до истины, а также…
- Хватит, капитан, - решительно оборвал его Джейс, - Чего вы добиваетесь? Чтобы я испугался и повернул назад? И тогда вы гарантируете мне безопасность?
Он жестко и коротко рассмеялся:
- Вы сможете остановить ту заразу, что пытается добраться до Каору? Вы сможете оградить мое сознание от очередного вторжения? Можете вы гарантировать мне это?.. Ну уж нет, капитан. Мы больше не хотим иметь с Сетью никаких дел. Нам не нужны чипы и не нужно Единение. Мы просто хотим уйти. Откройте ворота.
Мэймон кивнул:
- Хорошо, мистер Тейлсон. Вы и мисс Кин можете идти.
Он проводил их до самого выхода и открыл перед молодыми людьми массивную стальную дверь.
- Желаю вам удачи, - произнес Мэймон, - Если вы измените свое мнение, вы всегда можете вернуться. Для вас процедура будет упрощенной.
- Спасибо, будем иметь в виду, - сухо поблагодарил Джейс и вышел наружу, ведя Каору под руку.
Однако, уже за порогом девушка внезапно остановилась, в свою очередь заставив техника застыть на месте.
- Капитан Мэймон, - позвала она, - Скажите, чем все закончилось? Вы поймали Шоггота?
- Вообще-то это тайна, которую не следует знать обычным вассалам Стали, а уж тем более нейтралам… - губы Мэймона сложились в вежливую улыбку, - Но учитывая, что вы всего пару часов назад еще считались подданной Домена, к тому же членом важной правительственной организации… Что ж, я кое-что расскажу. Шоггота мы не поймали. Он исчез вместе с чипом, который раньше принадлежал вам. Не поймали и другого, который был с ним.
- Значит, вы видели, что был другой?
- Не видели, - поправил Мэймон, - Но поняли. Пока мы были заняты Шогготом и вашим похищением, этот человек смог увести из Трубинала один чрезвычайно важный объект.
- Что за объект? – с волнением спросила Каору.
- Тело. Клонированное тело, принадлежавшее некогда одному опасному преступнику, - Мэймон поднял руки, - Все, полагаю, что я и так рассказал достаточно. Теперь вам действительно пора идти. А мне – возвращаться к своим обязанностям. Еще раз, желаю удачи.
И, не дожидаясь их ответа, он исчез за железными дверьми. Следом за ним исчезло и искусственное солнце. Каору и Джейс остались в промозглой темноте, освещенной лишь бледными огнями уличных фонарей. Несколько секунд они просто молчали, зябко прислушиваясь к чужому городу вокруг них.
Каору первая нарушила тишину:
- И что теперь, Джейс?
- Не знаю, - негромко отозвался молодой человек, - Сделаем так, как велел Шоггот: уйдем и постараемся забыть. Будет непросто научиться жить без куполов, без поддержки Стали. Без Сети. Но я думаю, у нас получится.
Он покрепче прижал к себе девушку и сделал первый шаг вниз, навстречу незнакомым городским улицам:
- Мы живы, - бормотал он, надеясь, что его слова прибавят храбрости и Каору, и ему самому, - Мы не принадлежим никому. И никто больше не сможет копаться у нас в голове. Никто, понимаешь?

@темы: Дом Стали, ФРПГ, литература, ролевка

URL
Комментарии
2012-08-13 в 11:14 

Altavista
Остаемся зимовать.
Коварный план был.
Во время развязки мне стало жаль Каору, но к концу - наоборот, я порадовалась, что она от этого всего окажется подальше. Ну хотя это со сторонней позиции меня, далекой от темы Сети)

это твоя драгоценная Маска, ее мысли, ее поступки. А вон там ты. И знаешь, вы почти ничем не отличаетесь друг от друга. За исключением, быть может, лишь нескольких переменных. Так что хватит скулить о собственной неполноценности.
Это было здорово)

Никон вызывает желание его придушить - так и должно быть? =)

2012-08-13 в 16:58 

Girhasha
Denn du bist, was du isst.
Никон вызывает желание его придушить - так и должно быть? =)
Я его обожаю. :-D Он такая замечательная, бездушная сволочь. И ведь он не злой, не пакостный, не кровожадный - он просто псих, равнодушный ко всему псих с комплексом бога (или Наполеона?..), который идет к своей цели. Причем он искренне верит, что цель у него высокая и праведная: принести Стали добро и справедливость, через его мудрую тоталитарную диктатуру. :-D
Еще меня прет что он маленький и плюгавенький, такой классический нерд. Они с железкой-Янгом шикарно смотрятся.

Каору по-хорошему просто надо было слить. Персонаж как-то был ни к чему. А убивать ее не хотелось - все-таки, девушка милая, пусть ей будет счастье.
Вообще мы тут поняли, что не можем представить нормального женского героя в формате Стали. То есть чтобы это одновременно была женщина, такая хорошая характерная женщина, которую можно полюбить. Но и одновременно женщина с понятиями стального... как-то у нас не складываются два этих образа.

А и да. Еще одна мысль про женщин. По версии Мерсера, любое существо с его желаниями, поступками, привязанностями, можно записать в виде кода. Но одно дело просто девушка, предсказуемая и понятная - как Каору, например. А другое дело какая-нибудь там хаотичная ведьма, волчица, какая-нибудь феерия дикости, неадекватности и бурлящей сексуальности. И это, суко, очень утонченный комплимент: сказать женщине после секса, так лениво покуривая сигаретку: "Ты такая классная, детка! Я бы хотел увидеть тебя в виде кода!.."
Это почти что как Бендер Родригез, который фапал на электронные схемы. :-D

URL
2012-08-13 в 18:08 

Altavista
Остаемся зимовать.
И ведь он не злой, не пакостный, не кровожадный - он просто псих, равнодушный ко всему псих с комплексом бога
Его невозмутимая мина по ходу чтения ну очень хорошо представляется. И хочется придушить, чтоб эта мина поменяла выражение XD

Каору по-хорошему просто надо было слить.
Нормально слилась) В том плане, что изящно из сюжета выпихнули и гадости вроде сильно не сделали.
"Ничего, ничего, погрустит и забудет.")

Ты такая классная, детка! Я бы хотел увидеть тебя в виде кода!.."
Бгг, это звучит, да.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Извне

главная