18:57 

Тоамна и Зан'Дар, пока без названия. Отрывок третий.

Girhasha
Denn du bist, was du isst.


Совместно с Altavista


Погружение в воду, как шаг сквозь завесу мира духов. Не имеет значения, куда направить свой разум – в воды бурной горной реки или в глубины спокойного озера, протянуть ли руки под струи дождя, или опустить в обыкновенный, наполненный дождевой водой сосуд - соприкосновение с духами всегда требует сосредоточенности и усердия. В свое время он без боязни ступил в глубину, и после делал это сотни раз.
Сегодня, глядя в чуть теплую, плещущуюся на дне деревянной бадьи, воду, Зан’Дар впервые испытывал страх. Стоило лишь заглянуть, как изнутри дохнуло омутом, глубиной, мудростью. Враждебностью.
Он соврал Джотеку, а после Тоамне. Да, ему и впрямь было наплевать на участь раненных солдат. Но основная причина его отказа была не в этом: сегодня шаман боялся заглядывать в глубины воды.
«Опасаешься увидеть в отражении тех, что стоят за твоей спиной? Напрасно. Они все время были там, там же и останутся».
Зан’Дар закрыл глаза и шагнул в воду. Опустился на колени в тесной посудине. Теплая, отдающая дымом, вода, едва доставала ему до пояса. Выглядит безобидно, но для того, чтобы его путешествие закончилось здесь и сейчас, достаточно и этой жалкой лужи.
Впрочем… уже слишком поздно отступать. Глубоко вдохнув, он позволил себе провалиться вниз, сквозь завесу.
Омут принял его знакомым зеленым полумраком и ледяным прикосновением донных ключей. Тролль быстро и уверено двинулся вниз, в темноту.
Первые ощущения обнадеживали. Прежняя легкость движений возвращалась: он без труда проделал путь вниз, почти не чувствуя сопротивления. Обычно, это было самым сложным этапом: добраться до дна, борясь с силами, упрямо старающимися вытолкнуть тебя обратно. На обратном пути те же самые силы, что раньше действовали против тебя, становятся твоими союзниками. Нужно лишь правильно рассчитать дыхание, а вода сама подымет твое тело на поверхность.
Вот уже дно, он ясно ощутил песок под собственными пальцами. Можно было бы задержаться здесь, растянуть единственный глоток воздуха на долгие часы. В этом не было ничего невероятного, ведь за завесой привычные законы не действуют: единственная непреложная истина здесь - это сила твоей воли и ясность твоего разума. В былые времена он мог часами находиться под толщей воды, наслаждаясь спокойствием и мудростью стихии, но сегодня не тот день, чтобы испытывать судьбу. Сегодня ему нужно только спуститься вниз, и сразу же вернуться на поверхность.
Он развернулся, надеясь, что правильно угадал направление. В любом случае, вода подскажет путь. Несколько уверенных гребков, вперед и вверх, к едва различимому свету наверху.
Потом что-то пошло не так. Нечто скользкое и холодное коснулось его лица, и Зан’Дар инстинктивно отстранился, преодолевая отвращение. Водоросли?.. Он ощущал липкий холод на руках и ногах, что-то осторожно и властно опутывало его тело, сковывая движения. Он больше не поднимался: нечто держало его, не позволяя всплыть.
«Будьте вы прокляты, духи! Неужели вы задумали утопить меня в этой грязной бадье?»
Еще несколько необдуманных, резких движений, и он запутался в опутавшем его клубке еще больше. Время неумолимо кончалось.
Он принялся пальцами разрывать свои скользкие, холодные сети, чувствуя, как разгорается пламя в легких.
Тяжелые плети водорослей поддавались с трудом. Глаза застилала пелена, и в какой-то момент ему показалось, что вовсе не водоросли, а бледные заросли рук, космы волос, хватают его за пояс, тянут вниз, где уже усмехаются невидимые, безумные рты.
«Я не собираюсь подыхать сейчас, черт побери…»
Последний отчаянный рывок, на еще один у него не хватит ни сил, ни времени. Жесткие стебли царапают его руки, скользят по лицу, но свет, скрытый толщей воды неуклонно приближается. Он поднимается, хоть и слишком медленно.
Возможно, все-таки получится…

Судорожно втянув ртом воздух, шаман схватился за грудь. Он по-прежнему был здесь, в темном холодном бараке, сидящий в наполовину пустой бадье с уже остывшей водой. Не смотря на холод внутри, с него градом лил пот. Грудь нещадно саднило.
Мудрые лоа, еще пару мгновений, и…
Стукнула дверь, и внутрь ворвался морозный воздух.
- Тролль, что с тобой? Уснул что ли?..
Все еще ловя ртом воздух, и содрогаясь при каждом вдохе, он перевел невидящий взгляд на вошедшего.
- Чего тебе?..
- Подумал, что вода остыла, - орк держал в руках ведро, от которого шел пар, - Окатить тебя?
- Валяй…
В холодном бараке едва подогретая вода казалась кипятком. Но Зан’Дар едва ли почувствовал разницу. Он все еще не мог поверить в то, что вернулся назад. Еще никогда духи воды не подводили его и сегодня, несмотря на жестокое предупреждение, они все же оставили его в живых.
Он прошел испытание. Мудрые духи, он все-таки сделал это…


«Успокойся, шаманка. Вспомни, о чем постоянно твердил Харомм. Сдержанность».
Задворки лагеря – не так уж далеко от кузницы – где лес вплотную подступает к забору и забирается внутрь. Некоторые деревья срубили, оставив высокие пни. Тоамна опустилась на один из них, стянула перчатки и спрятала лицо в ладонях, устало сгорбившись.
Она сама так и не научилась исцелять. Нет, она не научилась не бояться. Каждый раз замирала в нерешительности, не смея взять в руки чужую жизнь. Получалось только, когда задумываться и бояться было некогда. Или когда потерять было стократ страшнее, чем пробовать.
Троллиха наклонилась, набрав полную горсть снега. Спящие духи пробуждались от жара тела, вода сочилась сквозь пальцы, безмятежная, неторопливая, спокойная. Исцеляющая.
«А ведь тебе очень любопытно – как он это делает. Становятся его движения осторожными и нежными, или напротив, еще более уверенными и резкими? Что он видит перед собой: механизм из плоти и крови, который требуется починить, или живую душу, которую нужно спасти? Какие еще песни умеют петь духи, послушные его воле?
Ты пошла за ним не только из-за того, что раненым волкам нужна помощь. И, похоже, твое любопытство, как обычно, ничем хорошим не закончилось».
Тоамна дотронулась мокрыми пальцами до небольшого вырезанного из дерева тотема, висящего на поясе. Раздражение и обида уходили, хотя и оставляли за собой изрядное опустошение. И все-таки шаманка улыбнулась, когда ее лица коснулись первые прохладные звездочки снега.
Возможно, снег заглушил его шаги, а возможно, сами духи под ногами шамана покорно приглушали голоса, но когда Тоамна расслышала его дыхание, тролль уже стоял за ее спиной.
- Ты разочаровала меня. Все эти бредни о долге, о жизни и смерти. Бесполезные слова... Молчи. – одна рука закрыла ей рот, а другая легла на плечо, железной хваткой впиваясь в руку.
- Люди умирают каждый день, и на самом деле никому из нас нет дела. Чем больше людей вокруг – тем меньше шансов, что именно ты встанешь и выйдешь вперед. Пусть кто-нибудь другой, так?.. Это абсолютно нормально, - он улыбался, с каждым словом все сильнее сжимая пальцы, - Иногда проще договориться с ублюдком вроде меня, чем преодолеть собственный страх… только посмей дернуться. Я сломаю тебе руку.
Обещание прозвучало настолько буднично, что ей и в голову не пришло сомневаться в его искренности.
- На твоем месте я бы тоже переложил ответственность на кого-то другого. Но раз уж тебя угораздило дать обещание именно мне, полагаю, что его придется выполнить. Не нужно убегать, - последние слова он произнес с нажимом, растягивая слова еще сильнее, чем обычно.
Ее удерживал на месте голос. Не страх, не растерянность от неожиданного появления тролля, не его угроза, и даже не сами слова – голос. Сложно представить, насколько убедительной может быть спокойная мягкость. Голос шамана был подобен теплому глубинному течению: обволакивал, осторожно подхватывал, неспешно увлекал за собой. Оно оставляет тебе обманчивое ощущение, что ты в любой момент можешь из него вырваться, но на самом деле попытки сопротивляться ни к чему не приведут. Остается только закрыть глаза и покорно плыть вслед за ним – или слушать.
Да, течение. Сейчас с Зан’Даром была вода.
Сильные пальцы тролля сдавливали поврежденное плечо так, что Тоамна едва сдерживала слезы. Но болезненная хватка была одновременно целительным прикосновением, вслед за волнами боли приходило облегчение, так, что хотелось, чтобы шаман еще сильнее сжал пальцы.
«Вот и узнала».
Потом он отпустил ее.
- Ну, как рука?
Троллиха судорожно выдохнула, когда ладони Зан’Дара разжались.
- В порядке, - глухо ответила она и обернулась.
В уголках глаз блестели непролившиеся слезы, но шаманка улыбалась.
- Я выполню свое обещание. Если ты готов сделать то, в обмен на что я его дала.
- Договорились, - он усмехнулся в ответ, - Пойдем, нам предстоит грязная работенка.
И дружески похлопал ее по зажившему плечу – непринужденно, как товарища.

@темы: ролевка, литература, WoW, Зан'Дар

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Извне

главная