Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: семь (список заголовков)
08:42 

Семь.

Denn du bist, was du isst.
Коллекция "Семь". Семь грехов, семь персонажей, связанных единой историей.



читать дальше

Ужасно гордимся этой серией, а теперь, когда нам *Saifa* сделала крутые фотографии, еще больше гордимся! А историю всех героев по тегу "Семь" можно почитать.
Если что, у нас тут лотерейка грешков >>>, так что можно поучаствовать. Там еще творческий конкурс.

@темы: Извне, ювелирка, Семь

09:22 

Семь. Четвертая ночь.

Denn du bist, was du isst.
Четвертая ночь.
Дева.


Существо покинуло обсидиановый замок задолго до рассвета. Воздух был чист и прозрачен, а стены зданий сверкали от росы. Казалось, что все вокруг сделано из тонких кристаллов, хрупких, как стекло – только тронь и во все стороны разбегутся трещины. Существо потеряно слонялось по улицам, залитым тьмой и присыпанным звездой пылью. Еще одна тень, потерявшаяся в лабиринте мертвого города.
Бледное и холодное, как болотный огонек, солнце поднялось над горизонтом. Его жара едва хватило, чтобы прогреть ночной воздух. Но едва алый свет зари коснулся существа, оно замерло, вбирая крохи тепла бледной кожей, как ящерица после зимней спячки. В его бесцветных глаза солнечный свет распадался на мечущиеся искорки и растворялся без остатка. Существо отряхнуло владевшее им отчуждение и твердым шагом направилось по улочкам города. Оно уверено сворачивало на перекрестках и безошибочно ныряло в переулки, срезая дорогу. Что-то тянуло его к цели, скрытой в глубине города.
Постепенно здания, мимо которых проходило существо, стали меняться. Все чаще попадались вычурные колоннады, арки, обрамленные каменным кружевом и яркие фасады, украшенные барельефами и цветочными орнаментами. Танцующие и облаченные в маски статуи украшали многочисленные площади. От главного русла улиц расходились ветвящиеся аллеи, некогда тенистые и благоухающие, но теперь лишь тянущие голые кроны к хмурому небу. Все явственнее становился бледно-розовый оттенок, проступающий в камне, из которого были сложены здания. Едва заметная сеть красных прожилок пронизывала его, придавая сходство с подводным кораллом, но на фоне мертвых деревьев и пустынных улиц этот нежный окрас напоминал не цвет распустившейся вишни, а нездоровый румянец на щеках больного.
Не глядя ни на что вокруг, существо направилось вглубь алого квартала. Там оно остановилось у здания, к которому сходились все окрестные дороги и тропинки. читать дальше



Больше фото

Следующая часть ->>
Предыдущая часть ->>

@темы: ювелирка, литература, Семь, Извне

09:12 

Семь. Третья ночь.

Denn du bist, was du isst.
Ночь третья.
Рыцарь.


Существо спустилось по ступеням башни, только когда полуденное солнце загнало ночные тени в промежутки между булыжниками мощеных дорог. Легкий ветер мел пыль и песок по пустым улицам, иногда задевая деревья за голые ветви, отчего казалось, будто вдоль алей и скверов бродят невидимые призраки, горюющие о временах, когда город утопал в ярких цветах и зеленой листве.
Рана на шее существа затянулась, не оставив на коже и следа, но внутри яд все еще жег кровь. Его шаг стал быстрее, а взгляд пустых глаз начал метаться, будто выискивая что-то. Оно больше не кружило бесцельно по улицам и переулкам, теперь его путь каждый раз вел по новой дороге. Не сбавляя шага, существо заглядывало в окна домов, пытаясь разглядеть тайны, спрятанные за тонкой гранью пыльных стекол. Это были бесцельные, хаотичные поиски, будто оно само не знало, что и зачем ищет. Но ядовитый жар гнал его вперед, как если бы в нем впервые проснулось чувство голода или некая жажда. Несколько раз существо замирало у порога ничем непримечательного дома, будто почувствовав в воздухе незнакомый аромат, но спустя мгновение наваждение проходило, и оно шло дальше. Шепот громовых раскатов, что спускался с горы, выстукивал безумный ритм, вторящий спешащей походке существа. За ним по пятам следовала его тень, ставшая спустя два дня как будто четче и плотнее.
Ночь незаметно окутала город. В один миг ее темные щупальца протянулись по улицам, сожрав остатки дневного света. В поисках ночлега существо вошло в замок, выстроенный на склоне мрачной горы. Он приковал взгляд существа, заставив отринуть более близкие укрытия. Замок был больше и величественнее, чем все окружающие строения. Словно в пику всему белокаменному городу, он был сложен из того же темного блестящего камня, что и гора, бросающая тень на город у ее подножья. Замок возвышался над окружающими домами и подминал их под себя. Массивное и грубое строение карабкалось вверх и льнуло к горному уступу, точно пытаясь зарыться внутрь скалы. Его угловатый силуэт почти сливался с темной массой монолитного камня, и лишь бездонные провалы окон выдавали его рукотворное происхождение.
Тяжелые двери легко отворились, приглашая существо зайти внутрь. читать дальше



Больше фото

Предыдущая часть ->>

@темы: ювелирка, литература, Семь, Извне

21:33 

Семь. Вторая ночь.

Denn du bist, was du isst.
Вторая ночь.
Звездочет.


Когда взошло солнце, выглянув из-за склона обсидиановой горы, его косые лучи осветили крыши брошенных домов и стали стекать расплавленным золотом на дороги. Свет выхватил из предрассветных сумерек бледный силуэт, стоящий в дверях пустого храма. За ним на покрытом пылью мозаичном полу тянулась одинокая цепочка следов. Ночная встреча растворилась вместе с утренней дымкой, словно ускользающий из памяти сон. Но существо и не пыталось искать доказательств истинности прошедших событий. Словно ничего и не было, оно вновь принялось бродить по населенному тенями городу.
Но все-таки кое-что в его поведении изменилось. Если раньше пустой взгляд скользил по булыжникам улиц или вдоль белокаменных фасадов и колоннад, не замечая и не останавливаясь ни на чем, то теперь он то и дело поднимался вверх и упирался в величественные шпили, торчащие, словно наконечники копий. При взгляде на них на лице существа не отражалось ни трепета, ни любования, ни восхищения красотой, но одинокие и гордые башни, возвышающиеся над прочими домами, явно задевали за некие скрытые в его бесцветной душе струны. Все чаще запутанные, как заросли терновника, улочки и переулки выводили его к подножью башен. Тогда существо подолгу смотрело на них снизу вверх, не решаясь ни отвести глаза, ни войти внутрь. Лишь когда искорка, загоравшаяся в его сердце при виде величественных строений, гасла, уступая место обычной пустоте, существо продолжало свою бессмысленную прогулку.
Ночь застала его у дверей одного из таких шпилей, и существо покорно вошло внутрь. читать дальше



Больше фото

Предыдущая часть >
Следующая часть ->>

Продолжение следует...

@темы: ювелирка, литература, Семь, Извне

20:34 

Семь. Пролог. Первая ночь.

Denn du bist, was du isst.
Семь
Пролог

Посреди безымянной земли, которую каждый видел, но никто по ней не ступал, высится гора. Словно мировой шпиль, она круто вздымается вверх, где небо теряет синеву и становится черным. Ее отвесные склоны переливаются обсидиановым отблеском. Острая, как копье, вершина теряется в вечном мареве темных туч, клубящихся вокруг хмурого пика. Их бугристый подол то и дело вспыхивает бледным, призрачным светом. Это молнии, скрытые от глаз в утробах мрачных облаков. Бьющие друг за другом громовые раскаты сливаются в невнятную какофонию и вязнут в ватной дымке. Этот безумный рокот, добравшись до подножья горы, оборачивается лишь слабым, монотонным, неразборчивым бормотанием. Люди, раньше жившие в этом месте, называли этот тянущийся низкий рык Шепотом Хаоса.
Гору кольцом окружает величественный город. Когда солнце выглядывает из-за туч, превращая тусклые тени в изящные очертания зданий, город начинает блистать. Мраморные улицы тянутся в разные стороны извилистым лабиринтом, и только если взглянуть на них с высоты птичьего полета, можно понять остроумную задумку проектировщика, связавшего эти разноцветные нити в причудливый рисунок. На просторных площадях стоят прекрасные статуи и фонтаны, отделанные драгоценным камнем и перламутром. Каждый дом здесь похож на храм или дворец, а уж храмы и дворцы не похожи ни на что другое. Один их вид внушает затаенный трепет. Город устремлен ввысь, повсюду к небу тянутся башни и шпили, тонкие, как иглы, украшенные витиеватой резьбой и воздушным орнаментом. Белый камень, из которого сложен город, пронизывают цветные прожилки, окрашивая целые кварталы в едва заметные соцветия. Легко представить, как эти улицы полнились жизнью, как горели огни в окнах, как из храмов тянулись ароматы благовоний, а дворцы блистали царственной роскошью.
Теперь этой жизни здесь нет. Все покрыто серой вуалью запустения. Пустые, стоящие без движения улицы, напоминают каналы пересохших рек. А темные окна похожи на пустые глазницы стоящих в ряд мертвецов. Смолкли голоса, прекратились разговоры, и в наступившей тишине звучит лишь оглушительный Шепот Хаоса.
Тем, кто обитает на вершине горы, нет дела до людских бед. Боги отплясывают безумные пляски под бой громовых барабанов и завывание ледяного ветра. Не зная цели и смысла, только лишь для забавы, они создали существо по образу и подобию того, кто однажды осмелился поднять к ним на вершину.
– ЖИВИ, – приказал громоподобный голос. Но бледное существо осталось на месте, не зная, что ему делать.
– ИДИ, – последовал другой приказ. Тогда пустое, словно выпотрошенный кокон, создание спустилось с горы в заброшенный город. 




Первая ночь.
Жрица.


Существо ступало по безлюдным улицам, скользя пустым взглядом вдоль белоснежных фасадов домов. Ни помпезные колоннады дворцов, ни яркие витражи храмов не привлекали его внимания. Существо бродило по мертвому городу, бездумно сворачивая в переулки, петляя кругами. Его единственным спутником была его собственная тень, которая постепенно росла и наливалась тьмой, до тех пор, пока не растворилась в подступивших сумерках. Существо продолжало ходить по городу, превратившемуся под покровом ночи в безликое нагромождение черных силуэтов, пока, наконец, не почувствовало усталость. Тогда оно зашло в здание, оказавшееся на тот момент ближе прочих.
Пустые залы освещались лишь лунным светом, проникающим через высокие окна. Вдоль стен располагались ниши, но они пустовали. Статуи, раньше стоявшие в них, были сброшены с пьедесталов и разбиты. Каменные тела, руки и лица, расколотые и покрытые трещинами, устилали пол, как трупы устилают поля сражений. По стенам, потолку и полу струилась искусная мозаика из стекла и ярких камней, но ее блеск померк из-за толстого слоя вездесущей пыли. Большие жаровни, стоящие по углам, и тяжелые светильники, свисающие на цепях с потолка, давно забыли жар огня, позволив холоду и теням безраздельно властвовать в стенах храма.
читать дальше



еще фотографии

Следующая часть >

Продолжение следует...

@темы: ювелирка, литература, Семь, Извне

Извне

главная